Олег Рой

А был ли грех?
или
Семь смертных грехов наших дней

В дни мирового кризиса только ленивый «колдун в третьем поколении» не кричит о приближающемся конце света. Мол, крах экономики — это первый шаг в пропасть, одно из предвестий наступающего Апокалипсиса, а дальше всё покатится вниз под уклон, и с каждым днём будет страшнее и страшнее. Касательно дат — осталось ли нам жить ещё лет сто или всего пару месяцев — мнения прорицателей расходятся. Но в отношении причин скорого финала человечества они удивительно единодушны: конец света станет для всех нас наказанием, заслуженной карой за многочисленные «грехи наши тяжкие». Сразу признаюсь, что в конец света, тем более в таком виде, в котором представляют его лжепророки, астрологи и прочие экстрасенсы, я не верю. А вот в смысле грехов, их количества и качества, увы, не могу не согласиться. Сейчас много говорят и пишут о генных изменениях, мутациях, происходящих с живыми организмами под влиянием нарушений в окружающей среде. Мне кажется, что и с человеческим сознанием, мыслями, ценностями и поступками произошло нечто, подобное мутации. И вот какую форму приобрели семь смертных грехов в наши дни. Корысть (она же жадность, алчность, сребролюбие и так далее). Сам по себе этот популярнейший из грехов за всю историю человечества не изменился. Наши современники всё также любой ценой, правдами и неправдами, стремятся к богатству, как это делали их предки десятки, сотни и тысячи лет назад. Прежними остались и методы, ведь, как известно, от трудов праведных не наживёшь палат каменных, даже при помощи ипотеки. И, стало быть, в ход, как прежде, идут обман, афёра и воровство. «Не укради» — первейшая заповедь Библии, и в наши дни она нарушается особым образом. Не пугайтесь, я не буду здесь рассуждать о криминале и коррупции, это дело юристов или журналистов, а не писателей. Мне хочется сказать о несколько ином, нетипичном виде воровства — о кражах нематериальных ценностей. Сейчас ведь воруют не только деньги. Воруют чужие идеи, мысли, творческие наработки — чтобы потом выдать за свои. Сколько замечательных сценариев, песен, литературных произведений, статей, принесших кому-то и славу, и немалые деньги, в действительности созданы совсем другими людьми и просто украдены у них. Впрочем, плагиат — далеко не самая новая форма воровства. Куда современнее, например, воровство энергии, так называемый энергетический вампиризм. Или воровство эмоций, постоянная подмена настоящих чувств наигранными лживыми реакциями. А это происходит с нами каждую минуту. Вспомните, сколько раз на дню вы говорите «Как я рад тебя видеть!» или «Какая жалость!» — не испытывая в действительности ни радости, ни сожаления. Но самый, на мой взгляд, неприятный тип из новейших видов воровства — похищение чужого времени. Этим занимаемся и мы сами, отнимая у других драгоценные минуты и даже часы своей необязательностью или ленью. Этим занимаются и СМИ, заставляя нас вечера напролёт просиживать перед экраном, тупо вперившись в разные ток-шоу, реалити-шоу и прочие суперстары на льду. Вроде бы и смотреть нет никакого желания, а оторваться не можешь, затягивает, как наркотик. В результате вечер или выходной потерян, ни сделать что-то полезное, ни отдохнуть не удалось, поскольку в смысле «отдыха» долгое сидение перед телевизором немногим лучше компьютерных игр или ночного бдения в интернете. А судьи кто? В данном вопросе — только мы сами себе и судьи. Каждый решает для себя, что ему переживать, как жить и на что тратить своё время. Главное помнить, что срок, отпущенный нам свыше, до отчаяния короток. Гордыня. Ничуть не менее чем корысть, распространённый порок наших дней, когда каждый второй возводит собственное «Я» в нечто вроде культа. Особенно это свойственно людям известным, и, что особенно заметно, чем меньше представляет из себя та или иная распиаренная личность, тем больше она холит и лелеет собственную персону, выставляя себя на всеобщее обозрение и навязывая своё мнение по всем вопросам — особенно тем, в которых совершенно не разбирается. При этом мнение действительно компетентного человека — учёного, аналитика, хорошего писателя — по интересующей тебя проблеме узнать порой бывает не так-то просто. Естественно, ведь в этих людей деньги не вложены. А завсегдатаям светских хроник просто жизненно необходимо засветиться перед публикой по любому поводу, будь то их новая пластическая операция или значительное общественное событие. Личные местоимения — самые популярные слова в их небогатом лексиконе, наиболее продвинутые даже рассуждают о себе в третьем лице, в духе набившей всем оскомину фразы «звезда в шоке». Телевидение и глянец подхватывают и разносят подобный культ, делая гламур — воплощение гордыни — новой религией наших дней. Пялясь в телевизоры и листая страницы модных журналов девочки и мальчики совершают обряды этой религии. Они день и ночь мечтают тоже стать популярными, чтобы весь мир вращался вокруг них. И если кто-то скажет им, что популярность не сваливается с неба, а зарабатывается тяжёлым трудом, приходит в результате напряжённой работы, творческих достижений, научных открытий, они очень удивятся. По их мнению, успех и слава достигается лишь одним путём — покупается. «Достичь своего идеала личности» для современного молодого человека — это не получить образование, не приобрести интересную профессию и даже не сделать карьеру. Это подразумевает разбогатеть: обзавестись солидным счётом в банке, супер-дорогой машиной и шмотками и поселиться в столице гламура — на Рублёвке. А «работать над собой» значит только одно — посетить салон красоты или, в крайнем случае, позаниматься в спортзале. А судьи кто? Могильные плиты. Пройдитесь по кладбищу — на скольких захоронениях бурьян вместо цветов? Даже те, где сейчас красуются понтовые памятники, через какой-то десяток лет зарастут бурьяном. Ухоженными останутся лишь немногие могилы — тех, кто не выпячивал своё «Я» при жизни, а действительно сделал что-то такое, чтобы его запомнили. Зависть. Богатство и слава даются далеко не каждому; фальшивые, дутые фигуры в политике, литературе, искусстве плотно загораживают путь тем, кто намного более талантлив, но имел возможности пробиться. И что же остаётся последним? Только одно — завидовать. Людей, полностью лишённых зависти, на свете единицы. Если такие вообще есть. Остальные более или менее удачно маскируются, пряча истинные чувства под той или иной личиной и проявляя их особенным образом. Например, накидываясь с резкой, злобной, а подчас и оскорбительной критикой на чужое творение. В глубине души каждый думает не о том, хорош или плох фильм, который сейчас поливают грязью в интернете, а о том, что на создание картины ушло более сорока миллионов долларов — «Вот бы мне такие деньжищи!». И о том, что за фильмом стоит труд сотен людей (одно это заслуживает уважения!), как-то сразу забывается. Зависть — один из самых страшных пороков, поскольку она разрушает человека изнутри. Очень немногие способны превратить её в стимул для саморазвития. Как правило, происходит наоборот. У людей искусства зависть к чужому успеху съедает собственный творческий потенциал. Стареющие женщины, будучи не в силах переносить вид чужой молодости, бросаются делать пластические операции и часто только уродуют ими себя и губят здоровье. А зависть к чужому богатству и вовсе заставляет терять человеческий облик. В итоге получаются и крупные, на государственном уровне, мошенники, и герои анекдотов вымогатели-гаишники, и провинциальные хищницы, охотницы за чужими мужьями, и гопники в подворотне — все одного поля ягоды, все жертвы такого порока, как зависть. А судьи кто? А никто. Как я уже сказал, этот грех присущ практически каждому. Блуд. Наше время отличается удивительным свойством доводить до абсурда всё, даже самые, вроде бы, незыблемые человеческие ценности. Казалось бы — что может быть прекраснее любви, полной гармонии и единения в отношениях мужчины и женщины? Однако любовь и всё с нею связанное из этих отношений с каждым днём всё активнее вытесняется. Её место занимает секс — причём даже не столько как способ получения удовольствия, сколько как средство разбогатеть и добиться своей цели, например, удачно выйти «ZАМУЖ». Секс у каждой эпохи свой. В Античности — естественный, как сама природа, в Средневековье — грубый и ханжески замалчиваемый, в восемнадцатом столетии — куртуазный и поэтизированный. В наши дни секс силиконовый, оплаченный и происходит под фонограмму. А нередко ещё и однополый, поскольку современная культура активно навязывает его нам. И у молодых людей, осознанно или подсознательно, складывается представление, что быть гомосексуалистом хорошо — ведь эти люди успешны, удачливы и богаты. А судьи кто? Семьи, дети, реальные или так и не состоявшиеся возлюбленные. Ни для кого не новость, что институт брака рушится, число разводов значительно превосходит число свадеб, рождаемость в цивилизованных странах падает... Обжорство. Как ни странно, но культ еды в наше время оказался на одном из первых мест, чуть ли не сразу за гламуром и сексом. Где чаще всего происходят деловые встречи, дружеские посиделки, свидания влюблённых? Правильно, в ресторанах и кафе. По телевизору нескончаемым потоком идут передачи о еде, каждый уважающий себя писатель норовит издать кулинарную книгу, каждый актёр, певец или политик — опубликовать в глянце рецепт своего фирменного блюда. И одновременно, в другом издании или передаче — диету, благодаря которой он или она так замечательно похудели, хотя и ребёнку понятно — дело тут не в диете, а в липоксации. Какие могут быть диеты при таком отношении к еде? Доходы считаются по продуктовой корзине. Понятно, питаться необходимо для того, чтобы выжить, но ведь человек — не животное! Ему не менее важно одеваться, читать книги, ходить в театр. Но об этом статистика как-то забывает. А мы превращаемся в машины по уничтожению продуктов. При встрече уже не интересуемся делами, семьёй, здоровьем или настроением знакомого, а первым долгом восклицаем, что он похудел или поправился. Большинство «светских» разговоров сводятся к еде, даже рассказы о путешествиях. Поговорите с приятелем, только что вернувшимся из Италии. Думаете, он поделится впечатлениями о Колизее, каналах Венеции и Пизанской башне? Сомнительно. Вероятнее всего, вы услышите: «траттория», «паста», «спагетти», «лазанья», «ризотто» и «А какое вино мы там пили!» Но при всём при этом мы не едим всё подряд. У нас ведь не просто культ питания, у нас культ здорового питания. Чуть ли не всё экологическое движение сведено к борьбе за чистоту продуктов. Гибель лесов, рек, целых видов животных, заражённость воды и воздуха отходят на второй план. Главное — чтобы то, что мы едим, не было генно-модифицированным и содержало бы поменьше эмульгатора Е и прочих глютаматов натрия. А судьи кто? Наше отражение в зеркале: заплывшие щёки, толстые животы и вечная мысль, как бы похудеть. Гнев, жестокость, агрессия — не меньший бич нашего времени, чем всё уже названное. Самое страшное, что проявления жестокости уже давно возмущают нас, а оставляют совершенно равнодушными. Впрочем, что ж тут удивительного? Газеты полны криминальной хроникой, новости чуть не на восемьдесят процентов состоят из негатива: природные катаклизмы, катастрофы, теракты, хроники совершенно абсурдных, но затяжных современных войн. А сцены насилия в кино? Сколько об этом говорят и пишут, но воз и ныне там. Посмотрите анонс даже хорошего, глубокого и интересного фильма — там обязательно будет драка, стрельба, смерть. Потому что это кассово, это зритель любит. А зритель, может, и не любил бы — да у него нет выбора. Тем более, если зритель молод и воспитан на подобных фильмах и компьютерных играх, которые свели ценность человеческой жизни и личности практически к нулю. А судьи кто? Да каждый из тех, с кем мы общаемся. Пусть мы (пока ещё!) не стреляем и не бьём друг другу морду, но неоправданная агрессия уже давно поселилась в душе каждого. Мы разучились понимать и прощать, то и дело срываемся на крик по пустякам и идём на конфликты там, где лучше бы промолчать или разрядить обстановку улыбкой. Лень. Не самый канонический грех, но настоящий бич нашего времени. Лени посвящены целые психологические исследования, которые выделяют десятки и чуть ли не сотни её разновидностей. Поскольку все наши любимые отговорки «Мне некогда», «Не получается», «Никак не могу этого сделать, по такой и такой причине» в конечном счёте, идут от лени. Признаться честно, ведь как хорошо, что существует такой грех! Как здорово человеку, уставшему от постоянной суеты, иногда сказать себе: «Сегодня мне работать лень». И вместо того, чтобы мчаться по делам, просто понежиться в постели, почитать любимую книгу или посмотреть новый фильм. Но здесь главное не слишком расслабляться — иначе тебя затянет, как в омут... Лень занимает в нашей жизни куда большее место, чем мы думаем. В действительности чуть ли не половина изобретений человечества продиктованы ленью — начиная от водопровода (неохота было тяжёлые вёдра таскать) и заканчивая пультом для телевизора и мобильным телефоном. Ведь жили же как-то раньше люди без сотовых! И ничего: общались, договаривались о встречах и даже — удивительно! — ухитрялись не разминуться. Телефонный звонок был целым ритуалом, почти таинством — нужно раздобыть две копейки, разыскать автомат, нередко и дождаться своей очереди... А теперь всё быстро, чётко и упрощено до отвратительности. Признание в любви — одно слово в смс-сообщении. Поздравление с праздником — в готовом тексте открытки. Письмо — три короткие фразы по электронной почте. Нам не некогда, это неправда. Нам лень. Вот и получается, что лень, в конечном счёте, ворует у нас чуть не самое важное, самое дорогое — общение с близкими, с дорогими сердцу людьми. Зачем переться на другой конец города и стоять в пробках, когда можно перекинуться парой фраз по тому же сотовому? И в результате лучшие друзья и родственники не видятся месяцами, а то и годами. А судьи кто? Мы сами. Мы, обделённые общением, движением, впечатлениями, уставшие от однообразия жизни и ищущие острых ощущений в телевизоре. Время идёт, вносит свои коррективы, и форма смертных грехов меняется. Но суть их остаётся прежней. И пусть период кризиса и не шаг к концу света, но это отличное время для того, чтобы задуматься и, быть может, изменить что-то в себе.